Мед отборный??? Записи и рассуждения Медолюба - Часть 2

О запечатанном, приготовленном про запас меде пчелы вспоминают обычно только к зиме, а до этого мед остается в улье и не просто занимает какое-то пространство, но еще и зреет, дозревает, ибо все процессы переработки нектара в мед не заканчиваются в тот момент, когда мед запечатан восковой крышечкой. Под воздействием ферментов, доставшихся меду от пчелы-труженицы, продолжается превращение остатков сахарозы (сложного сахара) во фруктозу и глюкозу (простые сахара), под воздействием ферментов идет расщепление крахмала, который в небольшом количестве содержится в нектаре — крахмал расщепляется на сахара… Словом, недавно запечатанный мед все еще продолжает жить и зреть. Вот почему самым качественным медом будет такой мед, который не сразу откачивают из сотов после его запечатывания. Хорошо, когда соты с запечатанным медом побудут и еще какое-то время в улье.
— Как же так? — спросит меня тут какой-нибудь пчеловод-торопыга. — А куда же пчелам дальше складывать мед? Убирать надо запечатанный мед и на его место тут же ставить пустые соты.
Увы, очень часто встречаются мне пчеловоды даже в наших старинных пчеловодческих местах, откуда когда-то и шел самый лучший русский северный мед, — мед с разнотравья лугов и лесных полян, — которые держат своих пчел, как кошек при доме. Ну а как держат кошек при деревенском хозяйстве, вы, пожалуй, догадываетесь…
Кошка живет возле хозяев сама по себе: где-то ходит-бродит, кого-то ловит, уничтожает, а попутно и попугивает мышей, которые досаждают хозяевах дома, за что свою кошку хозяева и кормят, оставляя ей в баночке молоко или еще что-нибудь, что кошка не оставляет без внимания. Вот и все… Да, еще хозяева, когда кошка приносит где-нибудь тайно от людей котят, принимаются искать гнездо с котятами, а там, обнаружив желанное место, отбирают у кошки котят и закапывают их живьем в братскую могилу. И это делают вроде бы обоснованно, с пользой для хозяйства, ибо не досмотри, не отыщи гнездо с котятами, подрастут котята и станут бедокурить-пакостить… Да и вообще, к чему разводить лишние рты — хватит и той кошки, что вертится под ногами.
Конечно, пчела не кошка, но внимания к своим пчелам другие наши пчеловоды проявляют порой ненамного больше, чем к домашнему животному с хвостом и усами. По крайней мере, не встречаю я тут очень часто каких-то особых забот к пчелам со стороны человека. Случится что с пчелиной семьей — отметят факт и ждут, чем все это закончится. Закончится плохо, тоже отметят почти равнодушно: одна семья погибла. Придет весна, наступит пора выставлять пчел из помещения в сад, спросишь соседа: «Как перезимовали пчелы?» И удивишься, услышав в ответ ту же равнодушную констатацию факта: «Восемь семей убирал на зиму, шесть выставил сейчас». Поинтересуешься дальше: «А отчего погибли две семьи?» Ответят: «Корма не хватило».
Слышишь такой ответ и знаешь, что виноват в происшедшем только сам пчеловод — обобрал он по осени пчел, вынул из улья почти весь мед, оставил пчелам всего ничего, вот и погибли они от голода.
Объяснить бы все это человеку, да поймет ли — что-то новое для него, пришедшее со стороны, — это только беспокойство…
Ну а заглянешь в улей к такому пчеловоду, и совсем станет не по себе — все рамки в улье испачканы выделениями пчел.
Пчела, нормально зимующая в улье, обеспеченная качественным кормом, зимующая в тишине, обычно не выделяет кала, хотя и продолжает всю зиму питаться. В это время кал собирается у пчелы в задней кишке и, если зимовка пройдет благополучно, будет выброшен пчелой во время первого весеннего выхода из улья, во время первого облёта. Так и поддерживается пчелами чистота в жилище.
Но если пчелам достается на зиму некачественный корм, если улей находится в слишком сыром помещении, если в помещении, где зимуют пчелы, слишком высока температура, если пчел тревожить, беспокоить по зиме, то может случиться беда — у пчел начнется понос, и тогда пчелы-чистюли уже не по своей воле испачкают своими выделениями и стенки улья, и рамки, и сами соты (и пустые, и еще хранящие мед).
Такое событие, конечно, беда. И тут по весне приходится пчел пересаживать из грязного улья в чистый, приходится убирать из улья рамки, испачканные пчелами, и заменять их новыми. Но все это делает пчеловод, обеспокоенный судьбой своих питомцев. А будет ли так стараться человек, у которого пчелы живут при доме почти так же, как деревенская кошка… И остаются в таком улье, попавшем в беду, и грязь на стенках жилища, и грязь на рамках, и грязь на сотах, куда очень скоро пчелы начнут носить нектар с цветов. А потом такие вот рамки с медом, испачканные выделением пчел, попадут в медогонку, а там какая-то часть этой грязи окажется и в откачанном меде.
Может быть, все это и не очень страшно, как скажут, не смертельно, но я не могу видеть грязные пчелиные жилища, зная, как ревностно сами пчелы наводят порядок в своем доме. Я не могу принять подобную грязь, запомнив с детства, что пчеловод — это человек в белом халате, а пчеловодство при пчеловодах в белых халатах — это такое же старание и такая же стерильная чистота, как медицина…
Но грязный улей, грязные рамки в медогонке — это еще не все «приключения» у подобных пчеловодов…
Вспомните мой разговор с пчеловодом, который очень удивился, что я не вынимаю тут же запечатанный мед… «Как же так? А куда пчеле дальше складывать мед?»
Обычно мои пчеловоды-соседи придерживаются такого правила пчеловождения. В нижней части улья, в самом улье, в гнезде, установлены большие гнездовые рамки. Таких рамок в наших ульях — 12. В каждой рамке может быть запечатано до 4 кг меда. Но эти рамки, находящиеся в гнездовой части улья, в гнезде, в основном используются пчелами для выведения новых пчел — здесь матка откладывает яйца, здесь из яиц выходят личинки, здесь подросших личинок пчелы запечатывают восковыми крышечками, под которыми со временем из личинок и появляются молодые пчелы.
Словом, гнездовая часть улья — это пчелиный родильный дом или ферма, как хотите, при которой, конечно, находятся и необходимые запасы пищи: мед и пыльца растений (перга). Ну а мед, который собирается про запас, складывается пчелами в медовые рамки, которые устанавливаются на гнездо сверху. Эти медовые рамки примерно в два раза меньше гнездовых, значит, в такую рамку можно запечатать до двух килограммов меда. Медовые рамки вместе с корпусом, изготовленным специально для них, именуются магазином. Вот такой магазин и водружается на гнездо в то время, когда начинается взяток. А затем, когда магазинные рамки будут наполнены медом, магазин (и рамки, и корпус) снимают, мед из рамок откачивают, а пустые магазинные рамки вместе с тем же корпусом возвращают на место — мол, трудись пчела дальше.
Помните, я рассказывал вам, что капля нектара, прежде чем стать медом, прежде чем оказаться запечатанной в медовой ячейке, до восьми раз переносится с места на место, помещается на какое-то время в пустые ячейки, на полочки рамок и т. п. Отсюда, разумеется, следует вывод, что пчелам, для того чтобы наполнить медом все медовые рамки магазина (а их обычно 12, как и гнездовых рамок в гнезде), требуются дополнительные, вспомогательные «помещения», где они могли бы заниматься переработкой цветочного нектара в мед. И таких дополнительных «помещений» требуется много, примерно в два раза больше, чем «помещений», куда складывается готовый мед. Так собирают пчелы мед в 12 рамок магазина, значит, для успешной работы им требуется еще 24 таких же магазинных рамок или 12 больших, гнездовых, где бы они и занимались своим производством.
Вот почему пчеловод, желающий получить побольше качественного меда, устанавливает на гнездо улья не один, а два, а то и три магазина. Тут для пчел не будет препятствия в работе. При таком запасе рамок с сотами, приготовленными под мед, можно подержать в улье какое-то время и рамки с уже запечатанным медом, можно подождать, чтобы мед дозрел… Конечно, можно и убрать из улья запечатанный мед, но создать в той же кладовке такие же условия для этого меда, как в улье, вряд ли удастся — в улье достаточно высокая температура, необходимая, чтобы процессы дозревания меда шли быстрей и успешней.
Лишние соты в улье — это, разумеется, и дополнительный мед. Не поставь заранее второй, третий магазины, и пчелы начнут заполнять нектаром соты в гнездовой части улья. При этом сократится пространство для работы матки, и матка тут же сократит кладку яиц. В такой семье, оказавшейся в стесненном положении по причине хорошего медосбора, совсем скоро не будет замены рабочим пчелам — молодые пчелы будут появляться все в меньшем числе. А рабочие пчелы живут по летнему времени чуть-чуть больше месяца. Вот тут и может случиться такое: цветут цветы, есть нектар, а собирать его некому и некуда — улей с одним-единственным магазином заполнен медом, старые рабочие пчелы понесли большие потери, а смена им, увы, не подоспела… Схватится непутевый пчеловод, поставит новые медовые рамки, а носить мед уже и некому — его пчелы почти перестали размножаться (у пчел желание запасти побольше меда превалирует над всеми остальными желаниями).
Конечно, о такой беде почти все наши пчеловоды знают, но поступают далеко не так, как полагалось бы поступить — чаще всего они не запасаются вторыми, третьими магазинами для своих ульев (это ведь все лишняя работа — делать дополнительные магазины, рамки и т. д.), а снимают с улья магазин с медовыми рамками еще тогда, когда они только-только наполнены медом, но еще не запечатаны.

Вас также может заинтересовать: